ОФИЦИАЛЬНЫЙ ФОРУМ ДОНСКИХ КАЗАКОВ

Текущее время: 19 ноя 2018, 14:23

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Казачьи рассказы
СообщениеДобавлено: 13 авг 2012, 08:32 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2009, 11:22
Сообщений: 6921
Не совсем стих ...... но решил познакомить с творчеством своего товарища Башкирского казака Михаила Салимова.

Махмут Салимов

ПОД АЗОВОМ


Весть о том, что башкирского тархана Алдарбая Исянгильдина вызывают в Санкт-Петербург, пришла зимой 1733-го года. Фельдъегерь разыскал его в родовой вотчине и вручил фирман от уфимского губернатора. Сборы были недолгими. Алдар, подпоясавшись саблей в золотых ножнах, полученной из рук самого Петра I, загрузив в обоз подарки - куньи, бобровые и лисьи меха, разной снеди - в сопровождении четырех старших сыновей поспешил в Уфу. Наконец императрица решила отметить почестями тех, кто внес основной вклад в присоединение Малого и Среднего казахских жузов к Российской империи, для чего и вызвала к себе в столицу. Да, вряд ли увенчалась бы успехом эта миссия, если бы не Алдарбай Исянгильдин и его друг Таймас Шаимов.

Дорога была легкой, царская милость и почести, которые ждали его в столице, наполняли душу спокойствием и радостным удовлетворением. В пути его сопровождали сыновья - они, верхом на своих аргамаках, скакали теперь рядом, и не было для отца более надежной охраны и лучшего эскорта. Сыновья были одеты в одномастные вороные колон тун (полушубки), сшитые из шкур жеребят. Гривы выпущены наружу по швам во всю длину спины и по плечам до конца рукавов и при скачке они то взлетали, то опускались в такт движения лошадей, и со стороны казалось, что тулпаров оседлали не люди, а какие-то невиданные птицы.
Спокойная дорога убаюкивала, и Алдарбай Исянгильдин, укутавшись в большой дорожный тулуп, мирно дремал. Только раз его пробудил хохот - когда проезжали через село вдоль ямщицкого тракта, чуть не попала под лошадей парочка зазевавшихся крестьян, увидевших летящую на бешеной скорости необычную кавалькаду. Крестьяне, которых миновала сия участь, веселились еще больше. Для них, живущих возле тракта, выходить на дорогу - не только развлечение, но и своеобразный приработок: когда требовалась помощь, они могли подковать лошадь, потерявшую в дальней дороге подкову, отремонтировать упряжку, летом смазать дегтем колеса, да и мало ли какая помощь бывает нужна в пути. Но в этот раз, получив вместо грошей изрядную порцию смеха, они возбужденно толковали между собой. Некоторые, обладавшие большим опытом придорожного обывателя, толковали односельчанам, что это были башкирцы, что они ясак в столицу везут…
За селом веселье прекратилось. Унылый, занесенный снегом однообразный пейзаж заставлял седоков, запахнувшихся в тулупы, погрузиться в дорожную дремоту. Алдарбай, глядя на сыновей, вдруг вспомнил себя в молодости, свой поход в далекую турецкую сторону, и воспоминания полностью овладели им…

Поход

Ему тогда едва исполнилось двадцать пять лет. Но когда наместник уфимской провинции разослал фирман молодого царя Петра I о призыве башкирских воинов в поход на турецкую крепость Азак, Алдарбай Исянгильдин первым во главе сотни всадников-сайдаков прибыл в уфимскую крепость.
Честолюбивый молодой батыр успел проявить себя не только на сабантуях, побеждая прославленных борцов, не только на охоте, где загонял верхом на своем аргамаке волков, которых потом брал голыми руками. Он еще безусым юношей вместе с отцом и старшим братом участвовал во втором Крымском походе и даже получил ранение от сабельного удара крымчанина.
Тогда русская армия под руководством второго воеводы Шеина была остановлена многочисленной крымской ордой. Все готовились к решающей битве, но ливень, который не прекращался несколько дней, отсрочил начало сражения. От дождя отсырел порох, пушки и ружья стали бесполезны, даже тетива на луках обвисла от сырости. Все ждали сухих дней для баталии.
Но крымские татары не стали ждать. Десять тысяч конников появились внезапно из-за пелены дождя и напали на левый фланг русской армии. Стрельцы, побросав бесполезные ружья, в панике начали отступать. Пушкари, укрывали свои единороги плащами и пытались разжечь фитиля, но сырой порох не горел, и залпа не последовало. А тем временем крымчаки добрались до пушек, и прислуга в отчаянии, чем попало начала отбиваться от наседавших врагов.
Когда крымские татары, захватив десяток пушек, уже пристегивали их к волам, чтобы утащить в свой стан, перед ними внезапно появились башкирские всадники. Сбив пиками передний ряд и покрошив саблями уцелевших, они сумели отбить пушки.
А стрельцам на помощь пришли черкасские казаки. Они с диким свистом и криком врезались в ряды крымчан. Началась сеча. Стрельцы наконец опомнились и с криком устремились на врагов.
Башкиры и казаки еще долго преследовали уцелевших татар, но конские копыта скользили в грязи, вязли в раскисшей от дождей земле, и вскоре преследование было прекращено. Уцелевшие вражеские конники скрылись за пеленой дождя. Только молодой Алдарбай, пытаясь настигнуть врага, оторвался от своих и чуть не поплатился за это жизнью. Преследуемый им здоровенный крымчанин вдруг развернул своего коня и напал на него. Сабельные удары сыпались с таким ожесточением и частотой, что Алдарбай с трудом успевал уклоняться от них. Вражеский клинок соскальзывал по гладкой шерсти, не в силах перерубить лисий хвост, защищающий его шею, иначе давно бы покатилась его головушка по ковыльной степи.
Алдарбай в ярости пытался достать врага, но противник был опытный рубака. Каждый раз башкирский клинок со свистом врезался в пустоту. Вдруг крымчанин отскочил на своем коне в сторону, остановился на мгновение, оскалившись в кривой усмешке, прокричал угрозы и исчез. Но Алдарбай успел заметить кровь на лице врага. Оказывается, отец и братья, в пылу сражения потерявшие Алдарбая, зная его неудержимый характер, поняли, что нужно его искать где-то впереди и поскакали по следам на помощь. Они подоспели вовремя и спасли от вражеского клинка раненого сына и брата.
Было после этого сражения еще много яростных схваток, в которых участвовал будущий батыр. После каждой победы он становился сильнее и опытнее. Второй Крымский поход окончился, как и первый, без решительной победы над крымским ханом. За бой, в котором башкиры отбили пушки у врагов, отец Алдарбая Исянгильды и его старший брат Едигир получили тарханские грамоты из рук первого воеводы Василия Васильевича Голицына и вернулись домой овеянные славой. О такой же славе мечтал и молодой Алдарбай.
И вот, наконец, такой день настал и для него. Зимой 1696-го года они с братьями Едигером и Давлетбаем по призыву царя, каждый во главе отдельной сотни всадников, поспешили в уфимскую крепость. Яугиры, получив фарман, по своему обыкновению прибыли с запасной лошадью, вооруженные кылычами, ханьярами, сложными луками и тремя полыми колчанами стрел, запасами провизии. Над каждым отрядом развивались бунчуки со значками и байраки (знамена), обозначающие принадлежность к тому или иному подразделению и роду.
Первыми прибыли минцы, живущие по берегам рек Дим и Уршак. У них на байраке была изображена сова, раскинувшая крылья над добычей. Молодой Алдарбай прибыл с родовым байраком, на котором гордо реял беркут. Одеты они были в одномастные вороные колон тун. Такой полушубок не только сохранял тепло и предохранял от сырости, но и спасал от сабельных клинков, удары которых не в силах были перерубить конскую гриву и соскальзывали вниз, не принося особого вреда.
Летом воины вместо полушубков облачались в кольчуги - юшманы, которые до поры до времени хранились в седельных сумках. Остроконечные шапки с длинными лисьими хвостами, спадающими вдоль спины, являлись отнюдь не украшением, а еще одним необходимым элементом защиты от сабельных ударов.
Постепенно конные сотни всех башкирских племен и родов заполнили улицы уфимской крепости. Воевода торопил со сборами и подготовкой отрядов к походу. В прошлом году царь потребовал только пять сотен башкирских конников, в этом году уже в шесть раз больше, и, естественно, хлопот у воеводы прибавилось. До него доходили слухи, что молодой царь Петр упрям и тверд в достижении своих целей, не прощает проволочек в исполнении своей воли, и многие медлительные чиновники, несмотря на прежние свои заслуги, попали в опалу. Поэтому воевода был излишне суетлив и ласков с прибывшими башкирскими тарханами. Он торопил их поскорее выступить в поход, пока зимний лед еще стоял на Волге, чтобы можно было успешно переправиться по естественному мосту через великую реку. Назначив походного начальника над трехтысячным соединением, проверив готовность к походу, он поторопился в тот же день отправить воинов в далекий поход. Их путь пролегал вдоль горы Сары-тау, где на правом берегу Волги находилась укрепленная крепость под названием Саратов. Там они, переправившись по льду на другой берег, продолжат свой путь на юг к Царицынской крепости, где их уже ждал посланный донским казачьим атаманом Фролом Минаевым есаул Семен Лазарев. Дальше дорога пролегала к Дону, где, соединившись с казаками в единый отряд, они будут дожидаться основных сил молодого царя Петра I.

Царь

Петр I готовился ко второму походу на Азов. Первый поход закончился для русской армии неудачей: молодой царь, потеряв под турецкой твердыней половину своих войск, вынужден был отступить. Отбиваясь от преследующих его ногайских и кубанских отрядов, остатки обескровленной армии с большими потерями осенью 1695 года добрались до Валуек. Из своего поражения царь сделал правильные выводы. Под Азовом Петр I воевал простым бомбардиром под именем Петра Алексеева, полностью полагаясь на боевой опыт старых вояк Лефорта, Гордона и Головина. К сожалению, они не оправдали его надежд. Необходимо было единое командование. Присвоив боярину рейтарского приказа Алексею Семеновичу Шеину звание генералиссимуса, царь поставил его во главе всей русской армии. Еще он понял, что невозможно с суши штурмом взять турецкую твердыню, если не отрезать пути снабжения Азовской крепости со стороны моря. Строящиеся на воронежских верфях корабли должны были решить эту задачу.
Петр I усиливал свои потешные, а теперь уже прославленные под Азовом мужеством и доблестью Преображенский и Семеновский полки, формировал по их образцу новые. Вновь сформированные части день и ночь штурмовали земляные насыпи, специально возведенные по подобию турецкого вала под Азовом. Рядом на орудийных раскатах тренировались пушкари. Некоторые пушки, не выдержав тройного заряда, разрывались, тогда Петр наказывал поставщиков. Он не терпел воровства, и виновных тут же в кандалах отправляли для розыска в Разбойный приказ.
Суров и упрям был молодой царь. Он понимал, что под Азовом решалась не только его судьба, но и будущее всей России. В Европе тогда с иронией говорили, что крымские татары являются подданными турецкого султана, а раз Москва платит дань крымскому хану, то и Россия находится в османском подданстве. Дань была безобидной. Скорее по старой привычке ежегодно свозили ясак из Посольского приказа на Крымское подворье на Ордынке. Необходимо было освобождаться от такой зависимости.
Главной же причиной войны была мечта молодого Петра о выходе к морю и открытии морских путей для торговли с Римом и Венецией. После первого поражения под Азовом молодой царь почувствовал, как пошатнулся под ним трон, ведь Софья, его сестра, заточенная в Новодевичьем монастыре, все еще плела заговоры.
Непомерными расходами, которых требовала война, были недовольны московские бояре. Стрельцы роптали, что гибнут зря в далекой турецкой стороне, когда в столице их хозяйство и лавки разоряются. Только победа могла заткнуть раз и навсегда рты всем недовольным и открыть дорогу дальнейшим реформам.
В первом походе петровская армия страдала от набегов крымских, кубанских и ногайских татар. Они, располагаясь вне стен Азова, внезапными набегами со стороны кубанских степей опустошали обозы и уничтожали отряды, занимающиеся подвозом провианта, воды, пороха и ядер с Митищевой пристани, что на реке Койсуге. Легкоконные всадники внезапно появлялись из оврагов, из-за холмов, с визгом прорывались в середину обоза, рубили всех подряд, и захватив припасы, взяв в полон ездовых и солдат, тут же исчезали за пыльным маревом в степи. Казаков, пытавшихся их преследовать, ожидали засады, - они, попадая под град тысяч стрел, вынуждены были отступать, неся потери. Огрызаясь редкими выстрелами, преследуемые спешили под защиту батарей.
Так продолжалось все лето. Для сопровождения обозов пришлось снимать с осады крепости целые полки. Но и это не помогало - так, выделенный для сопровождения обозов полк Сверта погиб под татарскими саблями, сам полковник попал в плен.
Пытались доставлять провиант водным путем, но близ Азова плавни и болота отделяли осадные полки от Дона, а ближе к крепости, где можно было разгрузить челны с провиантом, их легко доставали турецкие ядра.
Петр I, исходя из опыта первой войны, решил выставить против крымчан, ногайцев и кубанцев башкирских конников. Противостоять набегам степняков, по мнению Петра, могли только такие же степные всадники-башкиры. А донских казаков и призывать не надо было, они уже всю зиму готовились к походу. Если раньше их привлекала богатая добыча в турецкой крепости, то теперь они жаждали мести за погибших в первом походе товарищей.
Азов донские казаки брали и раньше, последний раз - в 1641 году, когда под покровом ночи незаметно они приплыли по Дону к крепости и, вырезав янычарскую охрану, распахнули ворота коннице.
Турецкий султан, узнав, что крепость захватили казаки, отправил на кораблях лучших воинов. Янычары Азов отбить не смогли. Тысячи пушек обстреливали крепость, но казаки продолжали удерживать ее, и только когда у них закончились припасы, прихватив на память тяжелые чугунные крепостные ворота и пушки, они ушли из Азова. Так закончилась знаменитое осадное сиденье казаков. Теперь они стремились повторить подвиг своих отцов. Под Черкассами их собралось нескольких тысяч, и все они ожидали подхода основных сил под командованием первого генералиссимуса России Алексея Семеновича Шеина.
Через неделю подошли пешие полки генерала Гордона. Через два дня, в мае 1696 года, на палубе новой галеры под названием "Принкипиум" - флагмана флота, состоящего из двух кораблей, двадцати двух галер и четырех брандеров, только что сошедших с воронежских стапелей, появился возмужавший царь Петр. Если в первом походе он был бомбардиром, то во втором - уже капитаном роты в морском караване. Он был зол, упрям и деловит. Ценой тысяч человеческих жизней, облагая непосильным налогом крестьян и сгоняя их на стапеля, Петр I добивался своей цели.
Неволя и студеная зима заставляли крестьян бежать из воронежского ада. Беглецов ловили, заковывали в кандалы, многих вешали. Но царь сумел построить флот и создать новые полки.

Смелая вылазка.

Башкирские конники в сопровождении казачьего есаула Семена Лазарева благополучно прибыли к Черкасскому городку. Больше двух месяцев продолжался их поход. Южная весна встретила всадников по-летнему жаркими днями, только тихий Дон прибрежной прохладой спасал северных воинов от непривычного зноя. Башкиры расположились лагерем на противоположном от Черкасского городка берегу, с ногайской стороны реки. Войска продолжали прибывать, через несколько дней появился и калмыцкий отряд в главе с сыном Аюки-хана Чандыржаном.
Лагерная жизнь для воина, ожидающего начала сражения, всегда тягостна бездельем. И когда атаман Фрол Минаев вызвал охотников на ночную вылазку, первыми откликнулись башкиры во главе с Алдарбаем и есаул Лазарев со своей сотней. Атаман решил отправить их на разведку, а заодно проверить башкир в деле.
После недолгих сборов сотня башкирских воинов и сотня казаков ушли в ночную степь. Южная ночь наступает внезапно. Если луна ущербная, то ночью даже на расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Именно в такую темную, как смоль, южную ночь, донские казаки только им известными тропинками повели башкир в сторону реки Койсуг. Где шагом, где рысью отряд, соблюдая осторожность, продвигался вдоль оврагов. Время от времени они поднимались на невысокие холмы и ненадолго останавливались, слушая ночную тишину. Разведчики опасались, что ногайские дозоры обнаружат отряд и помешают выполнению главной задачи - захватить крымчанина, да такого, чтобы мог рассказать, сколько сил накопил на этот раз наместник турецкого султана Гасан-бей, сколько янычар в крепости, сколько ногайцев, кубанцев и крымчан призвал он под стены Азовской крепости. Эти сведения интересовали самого Петра I, и потому казаки и башкиры, чувствуя важность своей миссии, старались в точности выполнить приказ атамана.
Летняя ночь коротка. Разведчики, так и не обнаружив врага, решили укрыться в густо заросшей кустарником извилистой балке, чтобы следующей ночью снова выйти на охоту за языком. Напоив лошадей и выставив дозор, они устроились на отдых. Только молодому сотнику Алдару не спалось. Ночное напряжение взбудоражило его. Он понимал, что для разведчика главное - терпение и спокойствие. Сотник усилием воли заставил себя закрыть глаза. Спал он чутким сном охотника.
Знойное полуденное солнце пекло так, что казалось, все живое в округе спряталось от его испепеляющих лучей. Вдруг дозорные заметили верстах в трех ногайский разъезд примерно в двадцать всадников, понуро следующих в сторону Азова. После ночной разведки они возвращались в свой лагерь. Есаул запретил казакам использовать ружья и обратился к Алдару: "Твой час настал, сотник! Постарайся действовать бесшумно - арканами и стрелами, старшину бери живьем. Трудно будет - подсобим. Балка длинная. Они обязательно пройдут через нее, там мы их и подождем". Незаметно для противника отряд помчался по дну оврага наперерез ногайцам.
Без опаски ногайцы спустились в овраг. Вдруг их кони заволновались. Молодой жеребец забил копытами и, внезапно нарушив тишину, призывно заржал, что было недопустимо для боевого коня. На его голос никто не ответил, но вдруг из-за поворота появились башкиры, засвистели пущенные на скаку стрелы, аркан взвился над головой командира и выдернул его из седла.
В один миг с отрядом было покончено, башкиры ловили ногайских коней, собирали стрелы и трофейное оружие. Слегка придушенный арканом и оглушенный падением десятник сидел на земле и не мог понять, что с ним произошло. Есаул, довольный легкой добычей, слез с коня и слегка встряхнул пленного. Присев возле него на корточки, не спеша, на сносном татарском языке начал с ним беседовать. Сотник Алдар внимательно прислушивался к беседе. Ногаец сначала путался в словах, дрожал, потом, придя в себя после падения, начал ругаться, грозить. Постепенно они поняли, что недалеко отсюда, за рекой Койсуг, верстах в десяти, расположился лагерем передовой отряд ногайцев и кубанцев, что их больше трех тысяч, и они обязательно изрубят казаков и башкир на мелкие куски, что недалеко от крепости Азак стоят лагерем еще десять тысяч крымцев, они скоро будут здесь, и никто на этот раз живым не уйдет. При этом ногаец смачно сплюнул под ноги есаула, но, получив в ответ хорошую оплеуху, успокоился.
Решили оставшихся в живых ногайцев отправить в сопровождении двадцати казаков к атаману Минаеву. Уже вечерело, но прохлады не было, стало душно, словно перед грозой. Решили, не дожидаясь ночи, пробраться к ногайскому стану и проверить полученные сведения. Опасаясь конных разъездов, отряд двигался по дну оврага вдоль небольшого ручья, который то появлялся, то снова исчезал в камышах и небольших кустах. Есаул объяснил, что балка тянется до самой реки Койсуг, и наверняка где-то впереди расположился вражеский дозор, охраняющий проход к лагерю.
Скоро посланные вперед казаки подтвердили предположение есаула. Они доложили, что человек десять ногайцев беспечно, никого не опасаясь, готовят на костре еду. Было решено захватить их врасплох. На дело вызвались казаки, они исчезли в сумерках. Через некоторое время послышался еле заметный условный свист - с дозором было покончено.
Связанные и оглушенные дозорные с кляпами во рту, ничего не понимая, таращились на всадников. Они рассказали, что лагерь недалеко отсюда, и что сегодня к ним прибыл крымский мурза с десятитысячным отрядом. Рассказали также, что они готовятся к набегу в тыл русской армии и дня через два, дождавшись остальных, нападут на лагерь казаков, расположенный на ногайской стороне Дона. Допросив пленных, разузнали их ночной оран - пароль и отклик. Переодевшись в ногайскую одежду, есаул и Алдар направились к лагерю.
Освещенный сотнями костров вражеский стан на противоположном берегу реки гудел, как улей. Несколько ханских шатров были поставлены под тенистыми ветлами на берегу. Видно, прохлада реки в эту душную ночь была предпочтительнее личной безопасности, и вопреки правилам шатры из центра лагеря были перенесены к воде. При виде такой беспечности у башкирского сотника мгновенно созрел план захвата языка.
Но вдруг в темноте появились несколько всадников - это был ночной дозор. Прозвучал оран, требующий немедленного ответа. Алдар спокойно откликнулся, и татарский разъезд, удовлетворившись ответом, так же внезапно исчез в темноте. Вернувшись к своим, есаул и сотник возбужденно обсуждали вылазку за языком. Алдар решил с двумя своими испытанными соратниками переплыть реку и, дождавшись удобного момента, проникнуть в шатер крымского мурзы. Если повезет, то по балке можно будет незаметно уйти. План был дерзкий и смертельно опасный, но у всех зародилась азартная уверенность в его благополучном исходе.
С юга, со стороны моря, потянуло прохладой, горизонт внезапно озарился всполохами молний, а потом освежающий ветерок донес запах дождя. На смену жаре и липкой духоте, изнуряющим людей и лошадей, надвигались грозовые тучи, изредка озаряемые молниями и сопровождаемые грохотом грома. Начался ливень. Потоки воды потушили костры в татарском лагере. Более удобного момента для ночной вылазки и придумать было невозможно.
Башкиры, скинув тяжелые, пропитанные потом кольчуги-юшманы, с ножами в зубах бесшумно скрылись в бурлящей под струями дождя реке. Преодолев ее без особого труда, Алдар и два его товарища спрятались в прибрежных камышах. В темноте башкиры ориентировались только по голосам дозорных и слабому свету, еле пробивавшемуся сквозь полог летнего шатра крымского мурзы. Ползком, словно змеи, они проскользнули мимо часовых и, оказавшись у тыльной стороны шатра, замерли, прислушиваясь к голосам внутри. Иногда мимо проходили караульные, их чавкающие по липкой грязи шаги были слышны издалека. В такие минуты башкиры старались слиться с землей.
Наконец, дождавшись очередного громового раската, Алдар одним движением разрезал полог шатра и тут же исчез в образовавшейся дыре, за ним проскользнули его спутники. При свете свечи, коптящей на высоком бронзовом подсвечнике, они увидели лежащего на маленьких подушках грузного человека в китайском шелковом халате и двух слуг, спящих у порога. Алдар несильным ударом по голове оглушил мурзу, сорвав шелковую занавеску, затолкал ее в рот крымчанину и быстро его связал. Тем временем двое слуг уже бились в предсмертных судорогах, кровь, булькая, впитывалась в белую кошму. Товарищи вопросительно посмотрели на Алдара, осторожно сняли с ковра богато украшенное чеканкой серебряное оружие и покинули шатер. Алдар, с усилием перекинув пленника через плечо, последовал за ними.
Дождь не прекращался. Сама природа сегодня была на стороне башкир. Они незаметно добрались до реки и поплыли на противоположный берег, стараясь не утопить оглушенного мурзу. Благополучно добравшись до казаков, Алдар скинул свою ношу прямо в воду на дне оврага, все прибывающую от многочисленных ручьев, которые, размывая склоны, постепенно заполняли балку. Дождь начал затихать, и стало светлее. Четверо казаков, еле-еле подняв грузное тело пленника, перекинули его через седло трофейного коня и надежно закрепили живой груз. Все с удивлением посматривали на Алдара, который только что с мурзой на плече бежал по скользкому дну оврага, и всем казалось, что его ноша легка, как пушинка. Есаул Лазарев восхищенно покачал головой, широко улыбаясь, прошептал: "Силен, чертяка!"
Отряд помчался обратно. Татарский стан безмятежно спал, не заметив пропажи своего командира. До Черкасска разведчики добрались без особых приключений. Посмотреть на крымчанина сбежался весь казачий лагерь. Есаул Лазарев рассказывал о подвиге Алдара, казаки хохотали, не веря, что такого грузного бия мог нести на себе один человек.
Появился атаман - Фрол Минаев. Все затихли. Обращаясь к есаулу Лазареву и сотнику Алдару, он приказал: "Готовьтесь, пленника повезете, сам Петр Алексеевич хочет увидеть языка!" По всему было видно - атаман доволен.




Единоборство

Пленник оказался ценной добычей. От него узнали, что янычар в крепости семь тысяч человек, пушек на раскатах - не более двадцати, столько же на стенах, отдельно в Лютике-крепости еще тридцать. Конников - крымчан, кубанцев и ногайцев - за рекой Койсуг тысяч десять и у стен Азовских не более трех тысяч. Главное, узнали, что воеводы янычарские Бей Шабан и Хасакислан Ахмет Ага ждут подкрепления. Корабли с подмогой должны прибыть через неделю. Петр решил незамедлительно, до прихода помощи, окружить крепость. Но сначала надо было уничтожить лагерь степняков.
Ночью, выдвинув пушки на удобные позиции, казаки, башкиры и калмыки напали на татарский лагерь и выманили противника под выстрелы орудий. Под градом картечи орда начала в панике отступать. Конникам оставалось только преследовать врага. Окончательно рассеяв ордынцев по степи и взяв в полон до тысячи вражеских всадников они победоносно вернулись в свой лагерь.
Весь Черкасский городок ликовал и бурно отмечал первую победу. Только для Алдар-батыра эта победа была не в радость - его старший брат Давлетбай погиб от ногайской стрелы.
…Теперь обозам никто не угрожал. Петр I, уверенный в победе, направил армию к турецкой твердыне. Ночью казаки на стругах незаметно спустились к Азову по реке, захватили караульные башни, находящиеся на острове напротив крепости и освободили устье Дона от цепей, перегораживающих фарватер. Как только башни были захвачены казаками, а цепи перерублены, корабли, обстреливая крепость из пушек, прорвались к морю, и Азов был блокирован со всех сторон.
20 мая турки, пытавшиеся доставить в Азов подкрепление и боеприпасы, встретили русский флот и в морском бою потеряли 2 корабля и 10 тунбасов (грузовых судов). Петр I одержал первую победу на море.
После недели бомбардировки Петр I, призывая султанского наместника к благоразумию, предложил сдать крепость на милость победителю и тем самым сохранить людей от бессмысленного истребления, а город от разрушения.
Турки парламентеров приняли хорошо, но наместник отказался сдавать город и предложил решить спор древним способом - в единоборстве батыров. И вот теперь огромный великан-черкашенин стоял на стене и, сотрясая оружием, звал на бой, обещая разорвать на куски любого. От казаков вызвался на бой есаул Лазарев, от башкир - сотник Алдар. Атаман Минаев, вспомнив, с какой легкостью он нес на плечах крымчанина, отдал предпочтение Алдару. Генералиссимус Шеин, здраво рассудив, что в конном бою горцу может противостоять только башкирец, выбрал для единоборства сотника Алдара, и при этом спокойно, даже как-то буднично, сказал ему: "Надеюсь, ты понимаешь, что в твоих руках - честь всей Рассеи!" Алдар приложил руку к сердцу и без слов склонил голову.
На ровную площадку медленно выехал черный всадник. Вороной аргамак, закусив удила, пританцовывал, глаза коня в бешенстве косили в сторону, изогнутая шея и грива вздрагивали, повизгивая и храпя, он рыл подкованными копытами землю. Всадник был под стать коню. На голове Алдар-батыра была богатая шапка - колаксын черно-бурой лисицы с длинным хвостом, одет он был в темную куртку из шкуры вороного жеребенка, сшитой так, что черная грива шла по швам середины спины и рукавов. Всадник в одной руке держал кистян (кистень) с острыми шипами, кривая сабля-кылыч и ханьяр-кинжал были в ножнах.
Турки, увидев необычного всадника, одобрительно загудели, не скрывая восхищения, но их возгласы потонули в дружном и громком "УРА!" со стороны русской армии. Тут отворились турецкие ворота, и под вой и восторженные крики янычар из тени арки вышел огромный черкашенин - без коня, голый по пояс, с одним кинжалом в руках. Огромные мышцы бугрились при каждом шаге, бритая голова, широкая волосатая грудь и длинные руки, смазанные маслом, блестели на солнце. Он встал перед башкирским батыром, и зубы его в презрительной улыбке блестели сквозь коротко постриженную черную бороду и усы. Турки, видимо, поняв в последнюю минуту, что черкашенину не одолеть башкирского всадника в конном бою, выпустили своего воина пешим. На нашей стороне все замолчали: никто не ожидал, что черкашенин предложит пеший бой на ножах. Вызов был брошен, и все ждали решения Алдар-батыра.
Турки, облепившие стены крепости, бесновались. Черкашенин напомнил Алдару того огромного медведя, которого он в шестнадцать лет добыл одним ножом и спустился с огромной тушей на плечах с гор. Эти воспоминания придали ему уверенность. Спокойно улыбаясь, он отбросил в сторону кистень, отстегнул саблю и спрыгнул с коня. Снял куртку и взял в руки свой ханьяр. На земле Алдар оказался почти на голову ниже своего противника.
Под яростный вой тысяч голосов началась кровавая схватка. Они кружились в яростной борьбе, блестели на солнце кинжалы, кровью обагрилась земля вокруг, и непонятно было, кто из них ранен. Вдруг черкашенин зашатался и рухнул. И в наступившей тишине все услышали победный оран Алдара-батыра: "Абла-а-а-й!" Наступив одной ногой на повергнутого врага, он воздел к небу окровавленные руки. "Брат! Ты отомщен!" - шептали его губы. И тысячи ликующих людей подхватили в радостном крике клич Алдара. Потрясенные турки молчали. Батыр наклонился над раненым черкашенином, поставил его на ноги и, подсев под него, с усилием взвалил эту глыбу на себя. Спокойным шагом он пошел к русским войскам.
Петр I и генералиссимус Шеин, а вслед за ними Лефорт, Гордон и Головин крикнули "Виват!!" Преображенцы и семеновцы подхватили крик. Теперь уже никто не сомневался в победе.
Но турки не открыли ворота - наоборот, несколько выстрелов прозвучали со стен. "На штурм!" - скомандовал царь, и сотни пушек ударили по крепости.
Вскоре Азов был взят.
19 июня 1696 года комендант крепости встретил Петра Великого - своего победителя. Стоя на коленях, он поднес на серебряном блюде ключ от города. Петр одержал важную победу. Не только Азов сдался Петру - царь одержал победу над боярами. Вскоре он будет учить их европейскому "политесу".
Петр I наградил отличившихся при взятии Азова. Он лично вручил Алдару Исянгильдину саблю в золотых ножнах и своим именным указом объявил о присвоении ему тарханского звания, подтвердил своей грамотой вотчинные права на земли. Указ Петра зачитали перед всей армией. Он начинался словами: "Тархану Алдарбаю Исянгильдину за бытие им, Алдаром, в Крымском и Азовском походах, и за три полученные им раны, также и за убивство сразившегося с ним Черкашенина, за поимку языка Крымчанина…"*
После празднований и награждения отличившихся Петр распустил казачьи полки по домам, а сам, переименовав турецкий город Азак в "Новозавоеванный город", оставил крепость князю Петру Львову и с гарнизоном в девять тысяч стрельцов направился в Москву.
В сентябре народ встречал в столице победоносную азовскую армию. С великой пышностью под гром медных труб въехал в Москву приземистый и напыщенный генералиссимус Шеин, за ним волокли по земле шестнадцать турецких знамен.
Тысячи пленных понуро плелись по московским улицам. Отдельно в цепях вели черкашенина - богатыря Алатыка. Алдар-батыр не стал его добивать, и тот, несмотря на раны, выжил, и теперь шел, пугая людей - пучил глаза и бешено щелкал зубами, а народ в ужасе от его вида шарахался в сторону, радостно смеялся и улюлюкал.
* В.В. Вильяминов-Зернов. "Источники для изучения тарханства, жалованного башкирам русскими государями".

Махмут Салимов.Автобиография

Салимов Махмут Бакирович( Михаил Салимов), родился 20 июля 1960 года , г. Уфа. , башкир.

Служба Вооруженных силах 1977-2000 годы, подполковник в отставке, ветеран боевых действий, инвалид войны 2 группы.

1977- 1982 годы , курсант Ростовского высшего военного командно-инженерного училища Ракетных Войск им. Неделина.

1982-1990 годы служба в различных должностях в СибВО, г. Новосибирск.

В 1990 - 1993 учеба военной академии.

1993-2000 годы служба в штабе СКВО, отдел служба войск и безопасности военной службы. Выполнял свой Конституционный долг в ЧР.

.Еще могу добавить, что Михаил президент Военно-исторического клуба "1-й Башкирский казачий полк корпуса атамана М.И.Платова" г.Уфа. Мы познакомились на Бородино 1992 году. Сегодня Михаил с сыном живет в Ростове и является членом ДВИК.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачьи рассказы
СообщениеДобавлено: 13 авг 2012, 08:36 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2009, 11:22
Сообщений: 6921
Отличный рассказ!
Я сам не чужд литературному творчеству, потому так и говорю. Полагаю так, что если есть книга (к примеру, сборник рассказов), то его неплохо было бы разместить на сайте "Казачьего творчества" через Сиврюка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачьи рассказы
СообщениеДобавлено: 13 авг 2012, 10:43 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 июл 2008, 22:36
Сообщений: 2033
Откуда: Сиверщина
Перначъ писал(а):
Полагаю так, что если есть книга (к примеру, сборник рассказов), то его неплохо было бы разместить на сайте "Казачьего творчества" ...

Контент давайте, разместим.
Если в Ворде нет, то можно в Adobe

_________________
Последний проект


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Казачьи рассказы
СообщениеДобавлено: 13 авг 2012, 11:46 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2009, 11:22
Сообщений: 6921
Сиврюк писал(а):
Перначъ писал(а):
Полагаю так, что если есть книга (к примеру, сборник рассказов), то его неплохо было бы разместить на сайте "Казачьего творчества" ...

Контент давайте, разместим.
Если в Ворде нет, то можно в Adobe

Ждём реакции автора.
И очень хорошо, что для этого есть специализированный сайт!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Новости СКВРиЗ

Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Rambler's Top100 доборные элементы