ОФИЦИАЛЬНЫЙ ФОРУМ ДОНСКИХ КАЗАКОВ

Текущее время: 23 июл 2018, 04:45

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 8 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2014, 12:21 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 июн 2008, 17:08
Сообщений: 551
По должности Николай Афанасьевич Лагутов был чиновником средней руки областной администрации. По образованию – экономист. По интересам – историк.

Историей увлекался со школьной скамьи. На экономический поступил, потому что там конкурс был меньше. По работе занимался статистикой. Статистика - это тоже история, история современности.

Он творил современную историю, потому что искренне считал, что историки будущего, судить об эпохе текущей, будут именно по статистическим отчётам. Нельзя сказать, что он был сильно неправ.

Два главных увлечения его жизни, гармонично сочетались, не мешая, а помогая в познании мира и окружающей действительности.

Выискивая в прошлом интересные факты и цифры, он порой приходил к интересным заключениям, мало связанным с той историей, которую преподавали в школах

Никаких исторических работ не писал, исследований не публиковал. Занимаясь историей как хобби, получал чисто физическое и интеллектуальное удовольствие от поисков истинной, не официальной информации.

Знание прошлого, событий и процессов, происходивших задолго до его рождения, рождения его родителей, дедов и прадедов, помогало понять настоящее.

Он был уверен, что люди ничуть не меняются с течением веков, что ими движут те же интересы и инстинкты.

Сухие и скучные статистические документы, давали массу материалов для размышления, установления причинно-следственных связей.

Привычка к аналитическому мышлению, умение из минимума фактов извлечь максимум информации, помогала ему в жизни. Он был на хорошем счету у начальства, признанным авторитетом в области статистики.

Его удивляло, но мало расстраивало то обстоятельство, что по службе его часто обходили, даже не предлагали занять, иногда высвобождающееся вышестоящее кресло.

Николай Афанасьевич не был карьеристом. Хотя для чиновника, строительство карьеры нормально и естественно. Но он был больше учёным, чем чиновником. Для него поиск закономерностей, главнее самого процесса.

Так вот, по всем закономерностям и объективным данным, Николай Афанасьевич должен был стремительно двигаться по карьерной лестнице.

А начальниками становились бывшие его подчинённые, или вообще, люди со стороны. К статистике имеющие отношение весьма косвенное.

Это обстоятельство не очень обижало, или волновало Николая Афанасьевича, но вызывало научный интерес.

Себя он рассматривал как атом, элементарную частицу человеческого общества, развивающегося по определённым законам, постоянно прогрессирующего, усложняющегося.

И вот этот атом, выбивался из общего потока. Несмотря на свои потенциальные возможности, он стоял на месте. А значит, тормозил общий процесс развития. Интересно было – почему?

Николай Афанасьевич общался со многими людьми. Однажды, один из приятелей рассказал ему анекдот. Анекдот был про гаишников.

Уснул будто бы ненароком, один из представителей сего придорожного ведомства, призванного обеспечивать безопасность автомобильного движения, в патрульном автомобиле.

Снится офицеру в небольших чинах, что останавливает он крутую тачку неизвестной марки за превышение скорости и пересечение двойной сплошной.

Уже мысленно подсчитывает возможные барыши.

Машина большая, ярко красными языками пламени разрисованная, с непроглядной черноты тонированными стёклами. И ревёт, как раненый бык.

Съехала машина на обочину, но водитель стекла не опускает и двигатель не глушит. Инспектор, привыкший, что при таких нарушениях, к нему бегут на полусогнутых, слегка удивился. Но только слегка. Мало ли кто в машине?

Вежливо постучал жезлом по крыше.

Водительское стекло плавно и бесшумно опустилось. Инспектор обмер. Ему улыбался чёрт. Самый настоящий дьявол.
С бородкой клинышком, как у Троцкого, увесистыми бугристыми рогами во лбу. Такие рога инспектор недавно видел в зоопарке, у кавказского горного козла.

Ноги парня приросли к асфальту. Если бы он мог убежать, он бы убежал. Но он не мог. Он не мог отвести взгляда от глубоких как бездна, чёрных глаз без зрачков.

Дьявол улыбнулся, первым нарушил молчание. «Ну что, может, договоримся?» - пропел он приятным, почти женским голосом.

«Ваши предложения?» - по укоренившейся глубоко привычке, пролепетал страж порядка.

«Ну, например, я выполню, почти бесплатно, любое твоё желание» - промолвил чёрт. «Как, ещё и платить?» - возмутился гаишник.

«Ну вот! Мы уже начали торговаться! Ты же понимаешь, что я могу исчезнуть в любой момент. На такой-то машине. А тут – любое желание. Взамен почти ни на что»!

Парень подумал, начал перебирать в уме свои желания, одновременно соображая, чего же хочет от него чёрт.

Ежели душу, так чёрт с ней! Он не монах, а гаишник. При такой службе святость сохранить, никак не получится. Всё равно одна дорога.

Перебрав варианты желаний, он остановился на одном, самом заветном. Желании стать начальником ГАИ. Самым главным. Потому как при такой должности, все остальные желания, будут сбываться по мере поступления.

Не успел ещё лейтенант додумать окончательно, а чёрт уже хвалил его за сообразительность и логическое мышление, так необходимое начальнику ГАИ.

«А что взамен? - спохватился патрульный.

«Да не боись! Не нужна мне твоя душа! Ты и так мой! Но! Чтобы всё было по честному, подставишь корму нынешнему своему начальнику» - с ехидной улыбкой сказал чёрт.

Не сразу понял покупаемый, о чём идёт речь. Дьявол пояснил: «Придёшь в кабинет к начальнику, спустишь штаны, повернёшься к нему задницей и наклонишься. А он уж знает, что делать!»

Парень опешил. Душу не жалко, а задницу свою пожалел. «Нет ли других вариантов?» - спросил чёрта.

«Почему нету, канэшно эсть!» - промолвил чёрт, почему-то с кавказским акцентом.

«Вырви себе любой глаз, положи в стеклянный стакан и отнеси начальнику. Ещё лучше, если сделаешь это прямо в его кабинете»! – деловито объяснил чёрт.

«И не спрашивай у меня про другие варианты. Их просто нет».

В душе дорожного юриста происходила серьёзная борьба. Что лучше? Лишиться чести и стать презираемым в мужском обществе педерастом, или лишиться глаза?

Наклонившись к чёрту, он тихо спросил: «Я, конечно, не первый. Скажи по секрету, что выбирали другие?»

Чёрт внимательно посмотрел на парня в форме, улыбнулся в усы, потеребил остренькую, чёрную как смоль бородку. Помолчав спросил: «Много ты видел начальников одноглазых? Особенно в ГАИ?»


На этом анекдот заканчивался. А жизнь продолжалась.

Николай Афанасьевич регулярно ходил на работу, с не меньшей регулярностью посещал музеи, библиотеки, букинистические магазины и книжные развалы.

Он стал настолько своим в областном краеведческом музее, что с ним советовались по сложным вопросам отечественной и зарубежной истории.

Директор музея, пожилая ухоженная дама очень интеллигентного вида, допустила его в «святая-святых» – фонды. Там он обнаружил много интересного.

Например, долгие годы висевшую на трубе парового отопления странную штуковину, похожую на большое разомкнутое кольцо, украшенное тиснёной кожей, тонкими металлическими вставками, перламутровыми и костяными пластинками.

Музейные пенсионеры с трудом могли припомнить, что когда-то давно, этот предмет прислали из Эрмитажа. По обмену музейными ценностями. Без каких либо сопроводительных документов. Никто не знал, что это такое.

При ближайшем рассмотрении, Николай Афанасьевич установил, что сей предмет, не что иное, как татарский лук! Причём очень древний, времён Золотой орды.

Чтобы понять это, нужно было вывернуть лук в другую сторону. Но делать это было никак нельзя.

От многолетнего висения на горячей трубе, лук настолько высох, что мог рассыпаться от любого усилия, приложенного к нему. Вещь действительно оказалась весьма ценной.

Делал он и менее интересные, но важные открытия. Один из музейщиков, например, обратил внимание, что турецкие ятаганы, изменялись от века в век весьма значительным образом.

Причём характерное для ятагана обратно-выгнутое лезвие, оставалось практически неизменным. Менялась рукоять. Вернее «уши», украшавшие её. Они, со временем, становились всё больше по размеру, тоньше и острее.

Некоторые учёные предполагали, что с появлением огнестрельного оружия, ятаган стал использоваться в качестве сошки, подставки под ружьё.

Николай Афанасьевич не мог согласиться с этим утверждением. Слишком короток был ятаган, для такого применения. Разве что при стрельбе лёжа можно было приспособить его в качестве подставки.

Николай Афанасьевич продемонстрировал сотрудникам музея это на практике, улёгшись со старинным турецким ятаганом и не менее старинным мушкетом прямо в зале музея.

Но «уши» действительно были заметно больше, у более ранних по времени изготовления экземпляров ятагана. Загадка оставалась загадкой.

Решение нашлось в совершенно неожиданном месте. В спортзале. С некоторых пор, Николай Афанасьевич, стал посещать спортивный клуб, с целью изучения древнего японского искусства фехтования на самурайских мечах.

Во время очередной тренировки, сенсей показал новый приём. При необходимости ведения боя в очень ограниченном пространстве, когда длинный меч просто невозможно вынуть из ножен, самурай мог, для начала, ткнуть противника рукояткой меча, а потом уж обнажить лезвие для решающего удара.

Николай Афанасьевич понял. И про меч, и про ятаган.

Ятаган – это оружие янычара. Янычары сражались в пешем строю. Меч, в данном случае ятаган, со времён Римской империи, использовался двумя способами. Если противник убегает – руби. Если атакует – коли.

Ятаган – оружие преимущественно ближнего боя. А когда противник рядом, лицом к лицу, нужно использовать все возможности оружия.

Рукоять – тоже оружие. Ей можно нанести сокрушительный удар в лицо. Или в другую часть тела противника.

Сделать на рукояти дополнительное лезвие – опасно для самого владельца. А вот превратить её в некое подобие кастета – почему бы и нет?

Так появились большие ятаганские «уши». С одной стороны украшение, с другой – чисто утилитарная вещь.

Своим открытием, самодеятельный исследователь поделился с работниками музея. Тем идея понравилась. Один доцент даже доклад сделал на одном из научных симпозиумов о своём открытии.

Николай Афанасьевич не обиделся. Даже рад был, что научное сообщество приняло его точку зрения. Ему важен был процесс познания.

С увлечением изучая запасники музея, Николай Афанасьевич, совершенно случайно, натолкнулся на весьма необычный и странный предмет.

Заглянув под один из стеллажей, он обнаружил большой и тяжёлый свёрток.
Серая обёрточная бумага была покрыта толстым, почти в палец толщиной, слоем тонкой музейной пыли.

Сбоку, прикрученная тонким льняным шпагатом, висела бирка с большой лиловой печатью и инвентарным номером.

Краткий пояснительный текст говорил, что сей предмет, неизвестного назначения, хранившийся до того многие годы в Эрмитаже, передаётся в порядке культурного обмена, в провинциальный краеведческий музей. В обмен на коллекцию золотых предметов из скифского кургана.

Сдув пыль и осторожно развернув ломкую от старости толстую бумагу, Николай Афанасьевич нашёл внутри тяжёлую и красивую, покрытую благородной древней патиной, большую бронзовую шкатулку.

На первый взгляд, ничего необычного в находке не было. Шкатулка – как шкатулка. Правда, необычно тяжёлая. Но какой должна быть шкатулка из литой бронзы? Форма шкатулки тоже была не совсем обычной.

В плане это был правильный шестиугольник. Толщина шкатулки была немногим более вершка.

Все шесть углов её украшали, весьма реалистично отлитые из той же бронзы, львиные лапы с выпущенными когтями. Они служили ножками шкатулки.

На боковых стенках выполнены тонкие барельефы, изображающие строительные инструменты. Здесь присутствовал молоток, строительный мастерок, циркуль, угольник и латинская буква G.

На днище присутствовало бронзовое изображение знамени, напоминающее современный грузинский флаг. Посередине знамени алел выполненный из эмали большой крест. Вокруг него – четыре небольших алых эмалевых креста.

Самое интересное изображение украшало крышку шкатулки. Большая, выпуклая гексаграмма, в среде учёных называемая «Звезда Давида» украшала её.

Необычным было то, что в каждом из шести треугольных лучей её, присутствовало изображение сияющего «Всевидящего ока».

Центральное шестиугольное поле звезды, было украшено очень реалистично, в тонких деталях, посеребрённым изображением двух рыцарей, едущих на одном коне.

Ни отверстия под ключ, ни каких либо подвижных деталей, Николай Афанасьевич не нашёл, как ни пытался.

С принятой у учёных скрупулезностью, он, измерил линейные размеры, взвесил и описал внешний вид шкатулки. Больше ничего он поделать не мог.

В очередной раз, рассматривая изображения на шкатулке через сильную лупу, он обратил внимание на небольшую странность в изображении рыцарей.

Средневековые воины, закованные в латы, были изображены в шлемах с открытыми забралами. При чём работа была выполнена так тонко и точно, что можно было рассмотреть нос, рот, брови, глаза, вьющиеся волосы.

Именно глаза привлекли внимание самодеятельного исследователя. У переднего рыцаря правый, а у заднего левый глаз, отсутствовали!

Они явно были прикрыты наглазной повязкой, с которой обычно изображаются в детских книжках пираты. Два глаза на двоих?

Две недели бился над шкатулкой Николай Афанасьевич, пытаясь её открыть. Ничего не получалось. Все его ухищрения не приносили никакого результата.

В воскресенье второй недели шкатулка открылась сама. В то утро, Николай Афанасьевич прихватил с собой в музей особо мощную лупу, которую он приобрёл накануне на радиорынке.

Лупа хороша была тем, что по пластмассовому ободу её располагалось множество лампочек подсветки. Обод линзы, раздвижным кронштейном крепился к тяжёлому основанию, в которое встроен был большой круглый магнит.

Понимая, что на бронзе магнит всё равно держаться не будет, Николай Афанасьевич и не пытался его приспособить на шкатулку.

Он просто внимательно и подробно рассматривал изображения, которые уже видел неоднократно. Ничего нового не нашёл.

Немного устав, Николай Афанасьевич отставил шкатулку в сторону, положил на неё лупу. Тут шкатулка и открылась.

Оказывается, она запиралась магнитным замком! Чтобы её открыть, нужно было просто поднести магнит к нужному месту.

Замок щёлкнул, крышка приподнялась. Во времена создания шкатулки, это, вероятно, выглядело волшебством. С трепетом души и рук, самодеятельный учёный открыл шкатулку.

Внутри, на белой льняной материи, лежало несколько предметов. Николай Афанасьевич выложил на стол небольшую лаковую шкатулочку, два серебряных пенала, миниатюрные серебряные молоток, мастерок, циркуль и угольник.

Развернув ткань, исследователь понял, что перед ним старинный рыцарский плащ, на правой стороне которого, яркими алыми нитками был вышит лотарингский крест.

Лотарингский крест от православного отличается тем, что имеет только две горизонтальные перекладины. Короткая косая перекладина отсутствует.

Этот крест, когда-то использовался в своей символике рыцарями ордена тамплиеров.

Отложив в сторону плащ, Николай Афанасьевич взял в руки один из пеналов. Аккуратно отвинтив крышку, увидел пергаментный свиток. Пергамент слегка пожелтел, но был мягким.

Развернув свиток, Николай Афанасьевич обнаружил длинный список, написанный латинским шрифтом в столбик.

Здесь были фамилии, имена, титулы. Рядом с фамилиями стояли четырёхзначные числа, вероятно обозначающие годы. Годы чего?

Всмотревшись внимательней в вязь латинских букв, учёный обнаружил в списке известные в европейской политике прошлого имена.

Последние два листа списка, написаны были кириллицей. Титулы, фамилии и имена, были русскими. Встречались немецкие фамилии при русских именах.

Первая русская фамилия, была помечена 1798 годом. Годом, когда Император Всероссийский Павел, стал магистром мальтийского ордена. Напротив последней фамилии, стояла цифра 1917.

Ничего не поняв, Николай Афанасьевич плотно свернул листы свитка в трубку, аккуратно вложил в пенал, закрутил крышку.

Пришла очередь лаковой шкатулки. Вопреки ожиданиям, она открылась легко, безо всяких усилий и хитростей. Выдвинув блестящий шпенёк, выступающий из крышки, Николай Афанасьевич открыл коробочку.

На него смотрел глаз. Самый обыкновенный человеческий глаз.

Глазное яблоко у всех людей на планете примерно одинаково по размеру. Этот шарик, имитирующий человеческий глаз, был выполнен невероятно искустно.

Мельчайшие прожилки кровеносных сосудов, чёрный блеск зрачка, переливчатая радужная оболочка. Глаз был светло-карий.

Внимательно рассмотрев его, в том числе и через сильную лупу, не найдя никаких изъянов и видимых знаков, которые могли бы рассказать о предназначении сего странного предмета, Николай Афанасьевич уложил его обратно в мягкий бархат и закрыл коробочку.

Оставался ещё один серебряный пенал. Его открыть оказалось не так просто, как первый. Немного помучившись, Николай Афанасьевич нашёл достаточно простой, но хитрый механизм, препятствующий открытию пенала.

Нужно было просто достаточно долго держать в ладони свинчивающуюся крышку тубуса. Серебро, нагретое теплом рук, немного расширялось, тем самым позволяя свинтить крышку. Остыв, крышка плотно заклинивала тубус.

Раскрыв толстенькую, украшенную змеёй, кусающей себя за хвост, серебряную, тусклую от времени трубку, Николай Афанасьевич вытряхнул на стол ещё один свиток.

Текст этого свитка был написан по-французски. Исследователь изучал в школе этот язык, изрядно подзабыл его, но узнал сразу.

Мало что поняв в написанном, Николай Афанасьевич догадался таки, что это инструкция. Инструкция по применению деревянного глаза.

Тщательно сфотографировав тексты и предметы, он сложил всё обратно в бронзовую шкатулку, закрыл её, завернул в шуршащую бумагу и задвинул обратно под стеллаж.

Он не хотел сообщать о своей находке, пока не разберётся до конца в предназначении предметов, её наполняющих.

Следующие две недели, Николай Афанасьевич посвятил тщательному переписыванию текстов. Переписывал он, естественно, не от руки. Переписывал на компьютере.

Это было сопряжено с некоторыми трудностями. Набирать текст, приходилось непривычным латинским шрифтом. Язык оригинала был знаком, но архаичен.

Николай Афанасьевич ввёл в компьютер программу французского языка, но компьютер упрямо подчёркивал красной волнистой линией почти все слова, указывая на ошибку в написании.

Забив в машину весь текст, Николай Афанасьевич, с помощью того же компьютера, попытался перевести его. Машина перевела.

Перевела плохо и малопонятно. О смысле многих машинных выражений приходилось только догадываться. Николай Афанасьевич догадался, что документ состоит из двух частей.

В первой, достаточно краткой, но с поясняющими рисунками, говорилось о том, как пользоваться глазным протезом, которым, по сути, являлся деревянный глаз.

Во второй, более пространной, говорилось о том, кто мог пользоваться этим предметом.

Первая часть была достаточно понятна и проста. Смущало только то обстоятельство, что искусственное глазное яблоко, рекомендовалось вставить в глазницу сразу же, по извлечении настоящего глаза.

По всему выходило, что для того, чтобы воспользоваться протезом, нужно было предварительно лишить человека живого глаза. Это было странным.

Отнеся эту странность на неточности машинного перевода, Николай Афанасьевич углубился в расшифровку и прочтение второй части документа.

Постепенно, через паутину чужих, малопонятных слов, незнакомых терминов и туманных пояснений, начал вырисовываться смысл прочитанного.

Сказать, что Николай Афанасьевич был поражён, значит, ничего не сказать. Он был ошарашен!

В провинциальном музее, в подвале, под ржавым стеллажом, в многолетней пыли, хранился артефакт рыцарей ордена Тамплиеров!

Из текста выходило, что этот орден, разгромленный и уничтоженный во Франции, пустил свои корни в России. Несколько рыцарей, из самой верхушки ордена, спаслись.

После долгих скитаний в поисках убежища по всему миру, рыцари добрались до России. Император Павел, ставший к тому времени магистром Мальтийского ордена, приютил и тамплиеров.

Но не стал это афишировать. Он не очень хотел портить отношения с европейскими монархами. Орден стал тайным. Правда, особой открытостью он и раньше не отличался. Теперь же законспирировался окончательно.

Таинственные и странные ритуалы посвящения в орден, были известны очень немногим. А те, кто был посвящён, не распространялись о их сути.
Суть была странной, страшной, в те времена грешной и постыдной.

Стыдно и грешно было то, что требовал неведомый автор древнего трактата.

Из написанного выходило, что своих новых адептов, члены ордена должны были искать среди молодых, умных, подающих надежды представителей всех слоёв общества.

При соблюдении ими некоторых условий, верности братству ордена, всячески помогать им в продвижении по службе, занятии высших должностей. Как в государстве, так и на всех уровнях управления.

Требовалось уделять внимание торговым людям, купцам и даже менялам. Особо прописывалась необходимость вовлечения в ряды ордена высшего и среднего священства всех конфессий.

Ибо только посвящённый священник, сам связанный грехом и клятвой, может отпустить грех, допустимый и необходимый при вступлении в орден.

Грех назывался содомия.

Брат ордена, подобравший подходящую кандидатуру для посвящения в рыцари, должен был, в обязательном порядке, склонить его к противоестественному совокуплению.

Страшный для всех христиан грех, должен был обеспечить таинственность, нераспространение сведений об ордене и его обрядов за пределы оного.

Взамен адепт получал всестороннюю поддержку мощной, почти всесильной, пронизывающей все слои общества организации.

Выход для людей, узнавших об ордене, но не желавших становиться содомитами, был один – смерть.

Исключение делалось только для тех, кто был, по каким либо причинам, очень нужен ордену, хотел вступить в него, но категорически не соглашался стать содомитом.

На этот случай был разработан особый жестокий ритуал. Человек должен добровольно лишиться одного глаза. Поддержка всемогущих братьев того стоила.

Лишаясь глаза, принося его в жертву старшим братьям, адепт совершал непоправимый поступок, который исправить было никак нельзя.
Как нельзя вернуться к чистоте телесной и духовной, хотя бы раз совершив акт содомии.

Лишаясь глаза, человек приобретал многое. Но многое и терял. Он, например, терял способность определять расстояние до предметов, видел мир плоским.

Случайная потеря второго глаза, становилась трагедией. Одноглазый человек становился особо осторожным, тщательно продумывал свои действия и передвижения.

Особо мудрые, вообще переставали выходить из рабочего кабинета или дома. Не держали на столе никаких острых предметов. Даже гусиных перьев и других приспособлений для письма.

Именно они завели моду на секретарш, которым и диктовали. Они же придумали факсимиле, чтобы даже на краткий миг, исключить контакт с предметом, который может случайно повредить их единственное око.

В трактате содержался слабый намёк на то, что когда-нибудь в будущем, учёные доктора найдут способ приживлять глаз, пожертвованный адептом, старшим, заслуженным братьям ордена, вознаграждая их за многолетнее одноглазие.

Поэтому адептам, решившим расстаться с глазом ради земных благ, предписывалось преподносить его старшим братьям в чистом стеклянном сосуде.

Высшие иерархи ордена, в первую очередь магистр, его глава, лишались глаза однозначно. Даже если в своё время вступили в братство другим путём.

Для того, чтобы не очень выделяться среди обычных людей, одноглазым братьям рекомендовалось пользоваться протезами. Деревянными, стеклянными, изготовленными из нефрита и фарфора.

Чёрная, обязательно чёрная, повязка на глаз, не возбранялась. Её носили как почётную награду в особо торжественных случаях. Одноглазые братья составляли как бы отдельную, высшую касту в ордене.

Будучи сами одноглазыми, они без труда распознавали своих. Даже если у тех были высококачественные протезы, изготовленные лучшими мастерами.

Для магистра ордена, предназначался тот, с величайшим искусством изготовленный глаз, который находился в маленькой, китайского лака шкатулке, вложенной в большую, бронзовую.

Бронзовых шкатулок было две. В одной хранился карий глаз, в другой – серый. В зависимости от необходимости, использовался один из них.

Следовало всячески избегать обстоятельств, когда кареглазый магистр, вынужден был пользоваться серым глазом. Или наоборот.

На этом трактат прерывался. Он явно был не окончен. Прочитанного и понятого для Николая Афанасьевича было более чем достаточно.

Он разом вспомнил и старый анекдот, и загадочно улыбающихся своих сослуживцев, в одночасье ставших его начальниками, и сурового, косящего стеклянным глазом директора главка.

Он догадался, что где-то гуляет по России ещё одна таинственная шкатулка. А может быть и не одна. И не только по России.

Уж больно модно нынче стало говорить о нетрадиционной своей ориентации. Содомиты стали обычным явлением в обыденной жизни.

Даже назвать педераста педерастом, стало неполиткорректным. Это в России. Про заграницу и говорить неудобно.

Видно жертвовать глазом, для достижения своих целей, стало непрестижно, непрактично. Проще пожертвовать …. другим местом.

Одноглазых гаишников, Николай Афанасьевич действительно ни разу не встречал. Ни у нас, ни за границей.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2014, 13:54 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 май 2013, 19:32
Сообщений: 532
Откуда: ст.Кагальницкая
Спасибо Васильевич, позабавил. Действительно содомия из Европы проникает у же и в Россию. А вот насчет одноглазых надоть подумать.

_________________
"Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать" Вольтер.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2014, 14:20 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 сен 2014, 07:51
Сообщений: 48
Теперь с боольшим подозрением надо относиться ко всем начальникам имеющим два глаза!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2014, 14:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 май 2013, 19:32
Сообщений: 532
Откуда: ст.Кагальницкая
ПАотому, что второй глаз может оказаться деревянным?

_________________
"Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать" Вольтер.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2014, 14:38 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 сен 2014, 07:51
Сообщений: 48
Да нет, как раз наоборот, если оба свои!)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2014, 22:24 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 июн 2012, 12:07
Сообщений: 275
Откуда: Новочеркасск
Рассказ по содержательности на целый роман тянет. В духе Умберто Эко... А если ещё детективный сюжет придумать вообще цены не будет. Акунин отдыхает.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 12 ноя 2014, 09:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 ноя 2012, 18:48
Сообщений: 383
Откуда: Санкт-Петербург, Каменск-Шахтинский
"Долгожитель" хороший рассказ. А это плохой рассказ, не пишите больше такого. Жаль Николая Афанасьевича Лагутова, чиновника средней руки областной администрации. Как же он жить будет после своего открытия?

Если хотите для раскрытия темы:
1.) Название надо поменять, глаз должен быть из другого материала.
2.) Инквизиция обвиняла тамплиеров еще и в других шалостях.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Деревянный глаз
СообщениеДобавлено: 12 ноя 2014, 21:54 
Не в сети

Зарегистрирован: 09 мар 2010, 17:12
Сообщений: 73
Мне понравился рассказ. И посмеялся от души и задумался.. Спасибо автору. Ждем новых Ваших творений.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 8 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Новости СКВРиЗ

Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Rambler's Top100 доборные элементы